Смотреть река как забавляется…

Это случилось со мной в далеком детстве, когда я бегал еще на рыбалку по утрам, даже не понимая особо, какая же это была прекрасная пора. Чуть брезжит рассвет, а ты уже на ногах, уже спешишь к родной речке, которая порой столь щедра на улов, а порой столь скупа. И каждый раз, приходя к ней на свидание, ты надеялся на сегодняшнюю ее благосклонность и щедрость.

Ну, еще разве водяного вспоминал, поскольку в деревне кто не знал про доможила, лесовика, полевика и водного духа? Все пацаны знали и все верили в это, верил в какой-то степени и я, хотя и не очень. Например, мне больше нравилось представлять, что живым существом является сама река, которая может подарить богатый улов, а может и просто посмеяться над незадачливым рыбаком.

По этой причине у меня были свои собственные заговоры или, можно так сказать, свои молитвы, с которыми я обращался к речке, уговаривая ее быть снисходительнее и добрее ко мне. Вот и в то июньское утро я подошел к Суворощи, когда на небе только проклюнулась зорька, было еще сумрачно кругом, хотя птицы уже вовсю прославляли утреннюю благодать.

Клев в это утро не задался, зато уже через час, как взошло солнце, стало так припекать, хоть раздевайся и бросайся в воду. Я, наверное, так бы и поступил, но тут позади меня из подлеска послышался лай собак, именно собак, а не одной приблудившейся дворняжки. Поскольку я всегда побаивался этих «друзей человека» (позднее, будучи уже взрослым, я прочитал хорошее стихотворение Н.Заболоцкого, в котором тот метко заметил, что собака друг только для одного человека, для остальных она – враг), то поспешил к переправе через речку – огромному дереву, переброшенному с одного берега маленькой лесной красавицы на другое.

По нему я быстро перебежал на противоположный лесистый берег и углубился в чащобу, где было и безопаснее, и прохладнее. Может, подумал я, хоть грибов или ягод наберу. Конечно, у меня не было ни корзины, ни лукошка, но был нож с собой, а в лесу с ножом можно что угодно смастерить, например, из бересты. Но мне в это раз не везло во всем, поскольку и делать лукошко даже не пришлось: ни грибов, ни ягод я особо не встретил, так, немного земляники, которой я не преминул полакомиться.

Возвращаясь где-то через час к переправе, я думал лишь об одном, чтобы на моем родном берегу не было б проклятых собак. В этом случае я бы спокойно искупался и отправился домой. Но подойдя к знакомому бревну, я почувствовал что-то неладное, что-то в речке изменилось, вот только я сразу не мог понять что. И тут я увидел это – речка текла в обратную сторону…

Этого не могло быть, но она текла вспять, и это было почему-то так страшно, что я чуть не закричал. Я стоял и как очумелый смотрел на Суворощь, в душе нарастало что-то граничащее с безудержным ужасом. С одной стороны, мне хотелось почему-то броситься от реки в лес, подальше от воды, а с другой – река прямо манила к себе. И особенно горячим было стремление перебежать по переправе и сигануть к дому. Но какой-то шестой чувство мне подсказывало, что сейчас это делать ни в коем случае нельзя. И я, взяв всю волю в кулак, повернулся и пошел обратно в лес.

Побродил я в нем минут пятнадцать, как вдруг почувствовал, что вокруг что-то изменилось, просветлело что ли. Сердце подсказало мне, что можно возвращаться. И верно – река уже текла, как ей и положено было. Я перебежал по бревну на свой берег и отправился домой.

Я долго не рассказывал об этом никому – засмеют ведь. А потом поделился как-то с матерью увиденным чудом. Боже, воскликнула она, какой же ты молодец, что сдержался и не стал перебегать Суворощь в этот момент. Такое с нашей речкой случается, было это и мое детство, и о других случаях я слышала. И все, кто в это время входил в воду или отправлялся по реке на лодках, как и переходил ее по переправам, больше никогда не возвращались. Старожилы говорят, что в это время открывается портал в другой мир, и пока река течет вспять, можно попасть в иное измерение, вот только как вернуться оттуда – никто не знает. И потому никто и не возвращался…

Ваш отзыв